flag russia
Контакты
Войдите через свой аккаунт в соц.сети:
Или введите логин и пароль:
logo
ВОСХОЖДЕНИЕ НА ЭЛЬБРУС 2018

Телефон в Москве:

+7 495 108-74-65

Бесплатно по России:

Мы в соцсетях:

Восхождение на Эльбрус весной 2016 — Анна Фёдорова

«Ань, пообещай, что больше никогда не скажешь, что тебе скучно». Муж ©

Помните фильм «Начало»? «Какой самый живучий паразит? Бактерия? Вирус? Кишечный глист? Идея. Она живуча и крайне заразна. Стоит идее завладеть мозгом, избавиться от нее уже практически невозможно. Я имею в виду сформировавшуюся идею, полностью осознанную, поселившуюся в голове».

Именно так и было с идеей взойти на Эльбрус, несмотря на панический страх перед высотой. Идея. «А давай?» — «Давай!».

Восхождение на Эльбрус весной 2016 — Анна Фёдорова

Как взрослому, адекватному человеку, который никогда даже в походы не ходил, могла прийти в голову такая идея?

Она не была спонтанной, я долго шла от идеи до плана и первого шага. Окончательно она стала планом после легкого согласия мужа, который и не задумывался, ЧТО на самом деле я ему предложила. Решено — идем. Тогда я еще не знала, зачем на самом деле иду. Изначально восхождение на Эльбрус не было для меня просто походом или спортивным мероприятием. Но чем же было, я не знала и сама.

Возможно, я в очередной раз хотела себе что-то доказать. А может быть хотела доказать что-то окружающим? На вопрос «зачем» я ответила себе только на 11-й день восхождения. Но об этом чуть позже…

Идти решили, а как начать сборы и что вообще делать? Что нужно для восхождения на самую высокую точку России и Европы? Мозги! Говорят, любой человек с мозгами рано или поздно сможет дойти.

Никакого спортивного, тем более альпинистского, опыта, четкого представления о тяжести восхождения или даже пеших походов у нас не было. Только желание сделать ЭТО. И мозги. А чтобы все было по-честному, мы выбрали некомфортное восхождение на Эльбрус с юга, без подъема на канатках, ратраках или кислорода для каждого участника.

Клуб тоже был выбран без лишних рюшек для клиентов. Почему «Страху Нет»? Во-первых, мы впечатлились их прошлогодним восхождением на Эльбрус со штангой. Во-вторых, остальные клубы предлагали чуть ли ни на руках донести и гарантировать успех. Но разве это восхождение? Мы решили, что хотим, чтобы все было по-настоящему. Как сказала моя подруга: «Ты хотела приключений, мать? Они хотели тебя!». В общем, для обеспечения этих самых приключений сделан был самый первый и главный шаг. Мы подали заявку и были приняты в майскую группу.

Не буду описывать подготовку к восхождению, попытки быстро стать спортивной и выносливой, предугадать, что меня ждет на склоне, консультации с бывалыми, которые советовали не идти в мае, а выбрать более подходящее для новичка время летом, удивление друзей и знакомых.

Полгода идея гоняла меня в зал как на работу (спасибо тренеру за терпение), по спортивным магазинам в поисках снаряжения для восхождения и специализированным сайтам. Скажу лишь, что с каждой прочитанной историей восхождения, с каждым разговором с бывалыми и с каждой тяжелой тренировкой мне становилось все страшнее и закрадывались мысли «а оно мне надо?» В отличие от меня муж сохранял спокойствие и не вникал в печальный опыт и ошибки тех, кто восходил до нас, аргументируя это тем, что мы готовимся и идем с профессионалами.

И вот 1 мая 2016 мы прилетели в Пятигорск…

Волнение из-за предстоящего знакомства с группой и инструкторами. Помню, как волновалась, что с кем-то придется ночевать в одной палатке. А вдруг мы не понравимся друг другу? А вдруг там все матерые горники, а я приехала такая, палатку ставить не умею и не знаю, как горелкой пользоваться. Очень боялась тормозить группу и доставлять неудобства товарищам по восхождению.

Потихоньку все собрались в назначенном месте встречи. Вроде ничего ребята. Знакомство с группой и первая ночь в лесу. В лесу, где лежит снег. На картинках в Гугле по запросу «Эльбрус» все было не так, и уж тем более не было никакого снега. Где цветочные поля и щебет птичек?

Восхождение на Эльбрус весной 2016 — Анна Фёдорова

Мои открытия во время похода

В первые дни было так тяжело, что меня не покидала мысль: «Почему я не слушала родителей? Зачем я здесь? Дойду до канатки, плюну на все и домой». Такие мысли посещали, наверное, каждого в группе. Кто-то говорил об этом открыто, кто-то делал вид, что все не так уж и тяжело. Уже в первый вечер, после подъема на Чегет, все мои волнения насчет группы и соседей улетучились. Мы настолько устали, что мигом съели борщ с неразваренной фасолью и уснули мертвым сном, невзирая не холод и не заботясь ни о чем.

Говорят, на 3-й день привыкаешь к ходьбе и рюкзаку. Не привыкаешь…

В горах расстояние измеряется не километрами, а часами и днями ходьбы. Ходьбы с рюкзаком, в который ты по неопытности положил кучу ненужных вещей. Кстати, очень быстро понимаешь, что действительно нужных вещей не так уж и много. Рюкзак настолько тяжелый, что ты готов каждый день вставать в 4-5 утра и дежурить, ведь дежурные готовят из своей еды и используют свои газовые баллоны. Кстати, неумение готовить, которое волновало некоторых участников, оказалось ерундой. Съедалось все вперемешку, лишь бы было горячим. Складывать этот злополучный рюкзак и правильно распределять нагрузку тоже учишься очень быстро, ведь погода меняется по 100 раз за день, и каждый раз нужные вещи должны быть под рукой.

Оказалось, что на самом деле нужны только те вещи, которые рекомендуются в списке снаряжения клуба. И все…

Даже если кажется, что ты фотограф и тебе обязательно нужен штатив для фотографий звездного неба, оставь его дома. Мы не оставили. 1 фотография. О, она получилась прекрасно. Одна. А штатив – 2 килограмма. Или крем для лица. Зачем он был мне нужен, если лица друг друга мы увидели только после спуска, когда сняли шапки, балаклавы и очки.

Восхождение на Эльбрус весной 2016 — Анна Фёдорова

Вообще, каждый день ты учишься чему-то и привыкаешь к таким вещам, о которых раньше и подумать не мог. Внезапно…

Оказывается, еда — это всего лишь топливо, и она просто должна быстро готовиться и быть достаточно питательной, чтобы идти 5-6 часов. Действительно нужно — иметь навык разварить фасоль. И сахара побольше. В любое блюдо. А рассольник, борщ и макароны прекрасно сочетаются друг с другом.

Оказывается, снег такой же вкусный, как в детстве. А вода, натопленная из него — не очень.

Оказывается, фотоаппарат не особо и нужен, ведь все, что ты видишь – это следы и ноги впереди идущего, а великолепие пейзажей замечаешь только на привалах.

Оказывается, в спальнике можно спать и на боку, и на животе, и в минус 20. А твое тело — лучший обогреватель. Поэтому на ночь все вещи, в том числе технику, стельки и носки, ты кладешь в спальник. И да, запаха до самого спуска ты не почувствуешь.

Оказывается, кровать, одеяло, жареная курица, крем для рук и другие обычные вещи — это почти счастье, а ты, дурак, и не замечал. А теперь заметил, лежа в заиндевелой палатке, стоящей в снежной яме. И оценил, как круто спать на кровати под одеялом.

Оказывается, крыша и стены полуразрушенного приюта «Пикет 105» во время пурги — лучше любого курорта 5*. Именно в день ночевки на «Пикете» мы поняли, что все это далеко не шутки. В тот вечер мы записывали видеоинтервью с каждым участником, и каждый признался, что ожидал совсем другого. Вечером начались разговоры о том, стоит ли идти дальше, истории прошлых восхождений с трагическим концом, допросы инструкторов. В ту ночь мы спали на втором этаже приюта, и это казалось счастьем. Палатку ставить не надо, спишь на досках, а не на земле, ветер не дует. А ведь это был только четвертый день. Быстро же меняются взгляды в таких условиях.

Оказывается, инструкторы — прекрасные ребята. Больше всего мне понравилось, что никто ни с кем не носился. Нам четко говорили что делать и когда делать, какие-то вопросы решались совместно, какие-то — как скажет инструктор. Самое главное, мы могли доверять им. Хочу сказать спасибо нашим инструкторам за терпение, невозмутимость и некоммерческий подход.

Через пару дней, после ночевки на «Бочках», было решено спускаться. Погода ухудшалась, прогнозы были мрачными — пурга на 3 дня. Устав морально и физически, участники начали покидать группу.

К обеду мы спустились в лес к реке. Это был первый «выходной» с начала похода. Наконец-то, можно помыть посуду в воде, поменять ботинки на кроссовки и даже дойти до магазина. В этот вечер мы развели костер, и все впервые познакомились и пообщались друг с другом, а не только с соседом по палатке.

Оказывается, незнакомые люди из твоей группы — отличные ребята, готовые поддержать, поделиться горячим чаем и заставить дойти и ради них тоже. Самым популярным вопросом в группе был вопрос «как самочувствие?» Первую неделю многие думали, что не дойдут сами или не дойдет половина группы как минимум. Физподготовки не хватало. Зато была упертость и нежелание подводить группу и Андрея, который фанатично хотел дойти. Ближе к штурму все укрепились в мысли, что проще дойти до вершины, чем убегать от ледоруба Андрея. Тем более, что через несколько дней на акклиматизации стало понятно, что никого не валит горная болезнь.

Утром выяснилось, что погода нормализовалась, и нам пора на склон. Оставалось четыре дня, за которые решится — поднимемся мы или нет. Самой популярной стала шутка про плохую погоду, после которой можно сказать, что уж ты-то точно бы поднялся, если б не пурга.

Акклиматизация – подъем до скал Пастухова

На высоте 4100 метров шел снег, мы впервые почувствовали высоту, у некоторых болела голова. А мне казалось, что рюкзак стал тяжелее в сотни раз и сейчас раздавит меня. Было решено выкопать яму и ставить лагерь. Через несколько часов палатки были расставлены, обед варился, а мы мечтали просто лечь спать. Каждый лежал и думал, как пройдет его акклиматизация на высоте 5100 м, вспоминались рассказы о проявлениях горной болезни и ее последствиях.

Сразу скажу, что день акклиматизации был для меня самым трудным. Через несколько часов я просто не могла идти. За мной шли такие же уставшие товарищи. Опять нахлынули мысли о спуске. И тут для меня с новой стороны открылся мой же муж. Он пошел перед нами и задавал криком ритм и счет — 25 шагов, 10 секунд перерыв, 25 шагов, 10 секунд перерыв, вдох, раз-два, выдох, идем! Я шла и от усталости не видела даже следов впереди идущего, слышала лишь вялое «не могу» за спиной и счет впереди. Казалось мы идем не часы, а дни. Когда мы прошли красный ратрак, сигнализирующий о том, что скалы Пастухова позади, я просто не поверила. Дошли! Спуск показался еще более тяжелым, чем сам подъем. Погода опять испортилась, шел снег, сил не было, настроения тоже, а лагеря все нет и нет.

Восхождение на Эльбрус весной 2016 — Анна Фёдорова

Отдых перед восхождением на Эльбрус

Следующий день был отведен под отдых и подготовку к штурму. Весь день мы беззаботно болтали друг с другом и соседями из соседнего лагеря, фотографировались, играли в карты и старались не думать о ночи и дне восхождения.

Поразительно, как быстро обживается человек — за пару дней наш снежный лагерь выглядел так, будто мы провели там месяц. Появилась импровизированная кухня, полки, лавочка. Настроение было отличным, все ждали известий о штурме первой группы. Андрей бесконечно делал зарядку, напоминал всем о времени подъема, необходимых вещах, согласовывал меню завтрака и перекусов, бегал в лагерь первой группы.

Кто-то озвучил статистику, что обычно поднимается только половина участников. В середине дня первая группа спустилась, пара человек не дошли, не дошло несколько человек из комфортной группы. Мы гадали, сколько человек дойдет из нашей группы, и ждали вечера, чтобы все это кончилось — победой или поражением было, казалось, уже не важно. Больше всего меня пугала Косая полка. После рассказа проходящего мимо туриста о ширине полки в 30 сантиметров и прочитанной накануне статистики несчастных случаев я уже не могла думать ни о чем другом.

Восхождение на Эльбрус весной 2016 — Анна Фёдорова

Ночь штурма

Надо дойти без остановок до скал Пастухова. Оглянувшись, я увидела несметное количество холодных огоньков — фонари тех, кто в эту ночь пробует взойти на самую высокую точку России и Европы. Потрясающее зрелище. Ты вроде один в ночи, а на самом деле за тобой десятки людей, движимых той же безумной идеей. Мимо проехал ратрак. Кто-то сказал: «Комфортное восхождение! А давайте обгоним их!».

Больше я не оглядывалась. Считала вдохи и выдохи шаг за шагом. Только бы не подвести группу. Только бы не было горной болезни. Только не смотреть вниз.

Рассвет мы встретили на скалах Пастухова. Усталости не было, все пили чай и молчали, думая только о восхождении.

Высота 5100 метров

Вот и пугающая Косая полка. К этому времени я уже знала, что дойду, поэтому она меня уже не страшила. Обогнав группу комфортного восхождения, мы вышли на седловину. Самочувствие, как ни странно, было великолепным, казалось, я никогда не чувствовала себя лучше. Некоторых участников мучил желудок, у кого-то болела голова, а я чувствовала настоящую эйфорию. Возможно, это было лишь проявлением горной болезни, но именно это чувство притупило все страхи и уверенно вело к вершине. Мне очень хотелось не просто подняться, а сделать это первой.

Седловина считается, как ни странно, одним из самых трудных мест. Многие там останавливаются и понимают, что идти дальше они не хотят. Шутят, что там люди слышат голоса, которые говорят им: «Ты очень устал. Ты уже молодец. Приляг, отдохни и иди домой». И действительно, идут обратно, когда осталось всего 300 метров.

Наша группа благополучно преодолела седловину и, вооружившись ледорубами, дошла до плато. Еще одно трудное место, и это я почувствовала на себе. Я зашла, я первая! Зачем мне идти еще 42 метра, ведь я уже молодец? Когда ты на последнем издохе поднимаешься и видишь, что это еще не вершина, что до нее идти еще примерно полчаса, которые кажутся вечностью — соблазн остановится велик. Уже не думаешь, что это последний рывок, мысленно ты уже все сделал. Эти 42 метра прошли как в тумане.

Мы дошли

11 часов, пугающая Косая полка, склоны, на которых погибло 5 человек буквально несколько дней назад. Но дошли. Ради Андрея =)

Самое трудное в походе — это не рюкзак, не ходьба, не быт и не еда. Самое трудное в определенные моменты (когда карабкаешься по крутому склону со снегом и сыпучими камнями, например) — невозможность психануть и повернуть назад. Без вариантов, только вверх.

В такой момент, когда было так страшно, что я, казалось, впервые в жизни действительно была готова свернуть, а не просто поныть, отец прислал сообщение «Ждем только с победой».

И тут оказывается, что ты сильный и упертый. Можешь. Не покорить Эльбрус, но покорить свой страх, лень и жалость к себе. И если эту жалость побороть, то оказываешься на вершине и видишь, как под тобой бегут облака, меняется каждую секунду пейзаж, чувствуешь, как тебя наполняет счастье, что ты смог. Это и есть ответ на вопрос «Зачем?». Преодолеть и покорить самого себя.

Восхождение на Эльбрус весной 2016 — Анна Фёдорова

Там, на высоте 5642 м, я подумала «Я могу! Но больше — никогда». Но про «никогда» — конечно неправда. Как сказал Федор Конюхов, «Когда тяжело, то бывают мысли такие, что все, больше никогда, а как вернешься — снова хочется».

«Ну что, Казбек?». Муж ©

Автор: Анна Федорова, участница восхождения на Эльбрус весной 2016 года в составе группы «Страху Нет».

Прикрепить