В Вашем в браузере отключен JavaScript. Для корректной работы сайта необходимо, чтобы JavaScript был включен. Как включить — смотрите здесь.
Восхождение на Эльбрус с компанией Страху Нет
flag russia

Войти через

ВОСХОЖДЕНИЕ НА ЭЛЬБРУС

Телефон в Москве:

+7 495 108-74-65

Бесплатно по России:

Мы в соцсетях:

300 метров до вершины. Мой поход на Эльбрус в мае

В 2015 году вышел фильм «Эверест», который и стал точкой моего отсчета до покорения Эльбруса. Несмотря на драматичность картины и трагичный сюжет, меня переполняли эмоции. Выйдя из зала, я точно знала, что отправлюсь на Вершину. Выбор пал на Эльбрус не случайно. После того, как меня захватила идея совершить что-нибудь этакое и испытать себя, я стала часто слышать от знакомых и просто случайных людей о нем… Эльбрусе.

Мой поход на Эльбрус в мае – осталось 300 метров до вершины

Выбрала поход на Эльбрус в мае 2016

Набрав в интернете «поход на Эльбрус», я сразу наткнулась на сайт strahu-net.com и стала пристально изучать содержимое сайта. Мое внимание привлекли вполне доступные цены, возможность взять в аренду вещи и многочисленные отзывы. Я колебалась долго, ведь подняться на вершину – это не шутки и не отдых. Это испытание себя, своих пределов и покорение собственной высоты где-то в глубине души. Помучавшись сомнениями и страхами, я приняла решение идти на комфортное восхождение с юга. Причины были просты:

  1. Я никогда не восходила на вершину.
  2. Я не профессиональный спортсмен.
  3. Я сомневалась, потяну ли.
  4. А вдруг подведёт здоровье?

Мой поход на Эльбрус в мае – осталось 300 метров до вершины

Тренировки и снаряжение для похода на Эльбрус

Я понимала, что поеду одна навстречу неизвестности. К тому же, я никого не знала из группы и меня пугал тот факт, что в экстремальных ситуациях рядом не будет плеча верного друга. Но живем один раз, и я рискнула.

Начало тура на Эльбрус с юга неумолимо приближалось. Из вещей с собой были лишь: термобелье, палки, рюкзак, штаны, куртка, фонарик, перчатки. Остальное решила взять в аренду, так как сомневалась, что еще когда-нибудь решусь на подобную авантюру.

Конечно, за месяц до начала я стала активнее заниматься спортом и бегать (даже по утрам перед работой). И не зря. Это просто необходимо, более того, лучше даже начать бегать где-то за 3 месяца. Нужно регулярно готовить свой организм и активно заниматься спортом. Ноги – это ваше все в горах, на них ложится огромная нагрузка, в чем я и убедилась позже.

Мой поход на Эльбрус в мае – осталось 300 метров до вершины

Начинается мой поход на Эльбрус

И вот 2.05.16 г. я замиранием сердца жду встречу на скамейке у памятника Кирову напротив железнодорожного вокзала в Пятигорске… Я приехала рано, так что ждать пришлось порядка двух часов, пока не появились члены моей группы.

Сразу скажу, что была приятно удивлена дружелюбием и улыбками людей, которые впервые встретились в парке и были готовы отправиться в неизвестность на покорение вершины. От моего страха, что я одна, и боязни взаимодействия с незнакомыми людьми не осталось и следа. За час мы все перезнакомились, стали шутить, смеяться, я ощутила себя в полной безопасности и с облегчением выдохнула.

Подошел наш инструктор, началась примерка обуви (кто брал в аренду), и мне ничего не подошло. Я стала немного переживать, а вдруг что-то пойдет не так. Но меня заверили, что все схвачено – на пути есть немало возможностей арендовать нужное оборудование.

В итоге, закупившись всем необходимым, мы с группой в 13 человек погрузились в машину и начали свое приключение. Хотелось бы отметить, что водитель был приятным и дружелюбным. Он выступал вместо гида, рассказывая по дороге о достопримечательностях и интересных фактах его края.

Не буду вдаваться в подробности о красоте окружающей природы Кабардино-Балкарии. Зеленые холмы, уже цветущие деревья и горы… От одного их вида захватывало дух, было сложно оторвать взгляд. Я смотрела и думала: «Разве возможно вообще забраться на одну из них? Нет, это нереально!». В голове стали возникать картинки мужественных и суровых людей, не знающих страха и полных отваги. Я обратилась к себе и подумала: «Мда… Я очень сурова и мужественна… Куда я еду?».

Закончив с бюрократическими моментами вроде подписания договоров, подгонкой недостающего оборудования и чаепития (у всех проснулся жуткий аппетит), мы отправились в наш первый чекпоинт – отель «Ушба» у подножия горы Чегет.

Выйдя из машины, я стала зябнуть. По сравнению с Пятигорском там было значительно прохладнее, местами еще лежал снег. Нашему взору представились уютные деревянные домики.

Началось расселение. Я, будучи без пары, попросила одиночный номер, но таких не оказалось, и меня подселили к двум ребятам. Сначала мне было неловко: я не знаю этих людей, да еще и парни. Разве знала я тогда, что один из них потом на Косой полке будет тащить меня метров 30 на себе и отпаивать чаем, чтобы я пришла в себя. Потом я поняла, что все мои страхи и сомнения напрасны, так как люди, с которыми я оказалась в столь необычном приключении, проявили самые сильные и лучшие стороны человеческой натуры.

И вот на следующий день наша группа отправилась на акклиматизацию на гору Чегет высотой 3769,3 м. Идти было недалеко, и я впервые примерила горные ботинки. Такое ощущение, что тебе привязали 2 чугунных утюга на ноги. Я стала вновь сомневаться, как в подобных вещах можно вообще идти, не то что подниматься в гору. Но дело сделано, и вот мы уже у подножия горы, и наше первое восхождение началось.

Сначала идти было легко, так как высота была небольшая. Я пыталась привыкнуть к столь необычному ощущению как перепады высоты (начало немного закладывать уши) и нашему снаряжению, а также использованию палок при ходьбе. Хотелось бы уделить им особое внимание, так как первоначально я всем своим весом налегала на них, отчего страшно болели руки и предплечья, а потом и спина. Впоследствии я поняла, что они лишь вспомогательный инструмент, а основная нагрузка идет на ноги, и проблем уже не возникало.

Погода выдалась отличной. Солнце нещадно пекло – вот тут-то и пригодился крем от загара. Сделаю акцент: термос с чаем и крем от загара с защитой +50 – это ваше спасение. Я недооценила серьезность ситуации, и пришлось просить у товарищей помощи, которые сразу же откликнулись и стали щедро делиться всем, чем располагали: чаем и кремом. Если вы не хотите превратиться в помидор, то непременно берите с собой все, что прописано на сайте. Все эти вещи нужны.

С короткими передышками мы медленно и неуклонно поднимались вверх, любуясь красотами и чудесной погодой. Оказалось, что наша группа преодолела значительное расстояние, и мы подошли к кафе, от которого поднимались и спускались подъемники для горнолыжников. Люди с улыбками и любопытством смотрели, как 13 человек игнорируя блага цивилизации, ползут по заснеженному склону вверх, сопя, падая и кряхтя. Приближаясь к вершине (мы так и не дошли до конца, так как нас ждал обед в этом самом кафе), мы уже скинули с себя куртки, замазались кремом и столкнулись с первыми трудностями.

У меня начинаются сложности в походе на Эльбрус

Идти по заснеженному склону, который отличается от протоптанной тропинки, оказалось не так легко. Все чаще и чаще слышались крики спутников: «Может передохнем? Давай привал!». Пять минут, и мы снова ползем вверх как улитки.

Дело в том, что у меня страх высоты, причем он очень сильный. Будучи обладателем такой фобии, я хотела еще преодолеть и ее, участвуя в этом мероприятии. Хочу сказать, что идя вверх, я совершенно не думала о высоте, о том, что могу соскользнуть и упасть. Единственная мысль, которая была в голове: «ИДИ!». Концентрация была полностью сосредоточена на дыхании, борьбе с болью от ботинок (с непривычки, потом она исчезла) и нежеланием поскользнуться и снова карабкаться вслед за группой.

Звучит команда «СТОП», мы замираем. Поворачиваем головы и видим его… Эльбрус на горизонте, восточная вершина. Я смотрю на нее и думаю: «Я на Чегете еле ползу, я устала, ботинки причиняют жуткую боль, солнце жжет, идти по снегу не то же самое, что по тропинке. Как? Как я взойду на Эльбрус, если уже так тяжко? Там же в сто раз сложнее!».

Мои мысли прерывает команда «Идем кушать», и наш отряд начинает весело спускаться к кафе. После непродолжительного отдыха мы вновь отправляемся в путь, на этот раз вниз. Спускаться было легче, к тому же нас повели «сокращенной тропой». Это было страшновато, скажу честно, пару раз сердце у меня замирало, когда ботинок соскальзывал. Но мы благополучно спустились и стали готовиться ко второму дню.

На следующий день снова акклиматизация – водопад «Девичьи косы» и обсерватория. Погода стала существенно портиться, и над нашими головами небо за считанные минуты затянулось тучами. В этот день я впервые столкнулась со всей палитрой природных осадков в начале мая. Путь до водопада был несложным, тропа оказалась широкой и удобной.

Мой поход на Эльбрус в мае – осталось 300 метров до вершины

Мы спокойно преодолели расстояние до «Девичьих кос», пока не стал капать дождь. Из безобидного моросящего он в считанные минуты превратился в сильный ливень и вынудил нас достать дождевики (еще один момент: дождевик или плащ вам точно пригодятся, если погода испортится). Мы поворачиваем к склону и слышим впереди грохот падающей воды. Справа гора, слева обрыв. Узкая, еле заметная нить, которую сложно назвать тропой, вела к водопаду, и тут-то я испугалась.

На меня накатил ужас… Обрыв… Держаться не за что, дождь плавно сменяется снегом, и вместе они дружно лупят нашу группу. В голове сразу возникают картинки с падением. Я сильнее стискиваю палки в руках, которые взмокли не столько от дождя, сколько от страха, и молю: «Если упаду, пусть сразу мгновенно… Я не хочу мучиться!» И продолжаю дальше свой путь.

Перед нашим взором предстал красивый водопад, стремительно несущийся через склоны, и мы начали дружно фотографироваться, забыв о камнях, погоде и опасности. Проведя там какое то время, мы снова трогаемся в путь, и на этот раз дорога ведет к обсерватории. Дождь со снегом сменился градом и снова снегом. Все вокруг было окутано белой мглой, и наша группа, повесив головы, шаг за шагом ползла как черепаха вверх по склону.

Я мало что помню из дороги к обсерватории. Кто-то обгонял нас, мы останавливались и тяжело дышали, а потом снова продолжали путь. В лицо бил снег с градом, маска запотела. Я пожалела, что не взяла балаклаву: видимость нулевая, впереди видны лишь ноги моего товарища по несчастью, шея болит от долгого пребывания в согнутом состоянии. Впоследствии она еще долго болела на Эльбрусе, где первые дни была похожая погода, но со временем даже это исчезло.

Так мы шли какое-то время, и тут наш инструктор говорит: «Все, поворачиваем обратно. Не успеем на обед». Мы молча смотрим на вершину, где находится обсерватория, и кто-то разочарованно, а кто-то с облегчением вздыхает. Я лишь ловлю себя на мысли: «А я бы дошла до верха. Откуда у меня силы? С ума сойти!».

Потом я часто вспоминала фразу «Вы не знаете на что способны, не испытав себя». И в этом кроется истина. Возможности человека если и не безграничны, то точно намного шире, чем мы о них думаем. Спуск был быстрым, как мне показалось. Хотя я и была измотана непогодой и нагрузками, но точно понимала, что могу еще больше и ничего страшного нет.

Гостим в Приюте 11

На следующий день мы отправились на Эльбрус. Взвалив свои потяжелевшие рюкзаки на плечи, наша команда, конечно, удивилась и впала в какое-то шоковое состояние. Как со всем этим за спиной можно вообще идти. Но таковы условия, и вот мы уже стоим у канатки и ждем своей очереди на подъем. Когда достигли отправной точки, появилась идея взять ратрак и доехать до хижины. Я стояла в снегу, чувствовала, как стало значительно холоднее, и с удивлением рассматривала потрясающий вид. В итоге часть людей из нашей и первой группы сами сели в ратрак, а мы погрузили вещи и стали подниматься пешком.

Не скажу, что было сложно, скорее интересно. Я шагала по склону Эльбруса, и все мои мысли были лишь о Восхождении. Мы благополучно добрались до нашего приюта и тут-то все и удивились. Мы увидели перед собой достаточно хлипкое сооружение. Какое-то строение из досок, пластиковых окон, причем залитых пеной, и вечно заедающей дверью. То она не закрывалась, то приходилось ее дергать, чтобы открыть (позже мы все привыкли и уже не обращали внимания).

Внутри были двухэтажные койки и надпись «НЕ сорить и НЕ ходить в кошках». Отопления не было (я лежала в спальнике и сверху накидывала куртку и теплую вязаную кофту, а в особо холодные ночи с головой заползала внутрь и сворачивалась в кокон как гусеница). Электричество включалось лишь на 2-3 часа вечером (зарядить фотоаппараты и телефоны было можно).

Все стали распаковываться и переодеваться. За окном бушевала метель, ветрище, снег, холод. А потом пришла она…горная болезнь. Мы будто по команде все стали доставать таблетки и обмениваться ими. Началась головная боль, кого-то тошнило. Кто-то лег пластом и не мог подняться. Жутко клонило в сон, но от него становилось лишь хуже. Мы напоминали не группу на восхождение, а военный госпиталь. В результате трое из команды покинули нашу группу.

Инструктор принял решение подняться хотя бы на 200 м вверх, чтобы облегчить наши страдания. Мы тут же оделись и двинулись вверх по склону. Шли навстречу ветру, снегу, холоду, превозмогая боль (кому то было очень плохо, но тем не менее они находили в себе силы идти). Мы просто шли и шли. В этот момент ты ничего не понимаешь, считаешь шаги, гасишь боль в голове, не обращаешь внимания на погодные условия. Просто зомби. Я затрудняюсь ответить, сколько мы так шли, но когда повернули назад, то, войдя в нашу чудо-хижину, я обнаружила, что вся заледенела. Обледеневшая не только одежда, но и палки. Нам немного полегчало, а если кому нет, то на следующий день болезнь отступила.

Мой поход на Эльбрус в мае – осталось 300 метров до вершины

Идем на акклиматизацию

Погода была такой же ужасной и 5-го числа, но у нас акклиматизационный выход на высоту 5000 м. Мы выдвинулись и снова столкнулись с холодом, снегом и почти нулевой видимостью. У меня не было страха – новость, что мы идем на 5000 я приняла спокойно и мужественно. Было такое ощущение, что это уже норма, так и должно быть. Я бы сравнила это с посещением работы, когда ты встаешь с утра, знаешь, что тебя ждет долгий рабочий день и, нравится или нет, ты просто идешь. Не было ни усталости, ни нежелания идти. Ничего, абсолютно ничего. Оделись-вышли.

Начали подниматься по склону, я смотрю лишь в ноги впереди идущего, шаг в шаг ступаю за ним. Не хочется ни пить, ни есть (кстати, действительно, в горах на высоте аппетит не очень, и надо преодолевать себя и стараться кушать много). Просто иду и про себя говорю: «Иди, иди. Ты сможешь, просто иди. У тебя нет выбора».

Казалось, мы шли вечность… Шея болела нещадно, пальцы на ногах то замерзали, то начинали гореть, легкая головная боль. Каждый раз, отрываясь от ног впереди идущего, чтобы посмотреть сколько осталось, я понимала, что скорость нашего движения просто смехотворна по сравнению с расстоянием, которые мы должны преодолеть. Мне казалось, будто мы вообще не движемся. Поднимая голову, я понимала, что теряю концентрацию и сбиваю дыхание. Приходилось еще и бороться с искушением смотреть вперед. Все-таки ноги товарища впереди получше будут.

В тот момент не испытываешь чувства страха, что упадешь и сломаешь что-нибудь (я там регулярно падала, особенно на спуске, но ничего в этом страшного нет). Просто в голове крутятся одни и те же мысли, например: «Ну какого черта вообще я тут очутилась? А зачем это надо?». Вспоминаешь разговоры на кухне в хижине: «Те, кто были на Эльбрусе, непременно возвращаются» и т. п. Думаю: «Да что-то неохота сюда возвращаться, нет, это точно не про меня…». (Как же я ошибалась).

В конце концов, мы достигаем Скал Пастухова, и на этом наша акклиматизация заканчивается. Я не сразу поняла, что уже все. Минуты три стояла, пока не увидела, что все рассаживаются и с облегчением устраиваются на отдых. Спуск обратно оказался проще, но сопровождался многочисленными падениями. Идешь спокойно, и раз – нога за ногу, и ты уже валяешься. Меня поднимали из снега чьи-то крепкие товарищеские руки, и единственное, что я могла сказать, было «Спасибо!», и снова продолжала путь. Именно в походе на Эльбрус я поразилась добросердечности и отзывчивости людей. Такой взаимопомощи и поддержки, а также дружелюбия, я нигде не встречала.

Мой поход на Эльбрус в мае – осталось 300 метров до вершины

Отдых и тренировки

На следующий день погода улучшилась, и мы впервые увидели солнце на небе. У нас появился проблеск надежды, что восхождение удастся. Дружно вооружившись фотоаппаратами, мы стали щелкать открывшиеся две вершины великолепного и гордого Эльбруса.

Каждый день, просыпаясь, я выходила наружу и просто смотрела, пытаясь осознать, что я тут, на высоте 4100, стою и любуюсь всей этой красотой. Разве могла я когда-нибудь себе представить, что окажусь в подобном месте. В этот момент ты понимаешь: что бы ни случилось и каков бы ни был итог – оно того стоит. Именно такие моменты и наполняют твою жизнь. Позже, просматривая фото, я вся наполнялась теплом и радостью от мысли: «Да, я там была, и да, я смогла все это пережить».

Мой поход на Эльбрус в мае – осталось 300 метров до вершины

В последующие 2 дня у нас были тренировки по технике самозадержания с ледорубом и даже небольшая экскурсия по местности к памятнику альпинистов и базе МЧС. Каждый вечер мы все хватались за телефоны и смотрели прогноз погоды, надеясь на удачу, и она нам улыбнулась…

Восхождение на вершину Эльбруса – цель все ближе

9 мая 2016 подъем в час ночи. Перед восхождением спать вообще не хотелось, весь вечер пыталась заснуть, но безуспешно. Сказывалось волнение перед грядущим событием. Поэтому, когда включили свет, мы как по команде стали выпрыгивать из спальников и уже в три были готовы отправиться в путь.

Всю дорогу на ратраке до скал Пастухова я думала лишь об одном – пережить этот день. Я понимала, что я не профессиональный спортсмен, обычная девушка, и мне будет сложно, очень. Поэтому я успокаивала себя мыслью, что все закончится, и через это надо пройти, вложив все силы. И как бы трудно не пришлось, просто сделать это.

Нас выгрузили у скал, и мы приступили к подъему. Все вокруг было окутано тьмой, и только налобный фонарик освещал следы впереди идущего товарища. Шаг за шагом мы неуклонно ползли вверх. Поначалу усталости не было, сильно замерзли ноги (четыре пары носков не помогли), пришлось игнорировать этот сигнал и продолжать концентрироваться на дыхании.

Когда стало светать, нашему взору открылась такая панорама, что стало захватывать дух. На высоте 4000 м Эльбрус показался мне не таким уж высоким. Как я ошибалась. Теперь-то с высоты почти 5000 м я видела, насколько низки окружающие горы по сравнению с ним.

Вместе с рассветом пришел и страх высоты, пару раз мое равновесие подводило меня, и начинался приступ паники. Я поворачивалась назад и понимала: упади я сейчас, скорее всего, мне конец. Не пугал факт смерти – было страшно, что я сломаю себе что-нибудь и в таком состоянии буду лежать. Поэтому я крепче вцепилась в ледоруб и старалась гнать от себя эти мысли.

На первом привале у сломанного ратрака мы впервые увидели Косую полку и оценили то расстояние, которое еще предстоит пройти. Гора казалась бесконечной. Недолго отдохнув, мы снова двинулись в путь, который показался мне вечностью. Чем выше поднимаешься, тем меньше кислорода в воздухе, идти становится тяжелее, ноги наливаются свинцом и в ушах звенит. Медленно переставляя в разы потяжелевшие ботинки, мы двигались к нашей цели. Я стала все чаще поднимать голову, чтобы понять, сколько еще идти, но казалось, будто мы и вовсе не движемся, а до цели еще так далеко. В это мгновение я думала, что и вовсе не дойду до Косой полки, что уже все и сил нет. Это было бы чудо, если бы я добралась до нее.

Чтобы хоть как-то избавиться от навязчивых мыслей, я начала про себя говорить фразы «Я справлюсь. Я дойду». Это помогало, и вскоре стало полегче, и я уже не обращала свой взор вверх. Найдя удобный темп, просто переставляла ноги и смотрела в землю. Взойдя на Косую полку, мы приободрились. Сразу вспомнила, как она выглядела, когда я рассматривала Эльбрус у нашей хижины. Стало быть, мы близки (хотя на самом деле это еще лишь полпути), но было радостно осознавать, насколько высоко мы уже добрались.

Дойдя до места, где полка поворачивает и огибает гору, я начала ощущать странное. Да, было тяжело идти, ноги болели, голова гудела, дышать стало труднее, но появилось что-то еще. Я не сразу поняла в чем дело, в какой-то момент мое сознание просто потухло. Я склонилась над ледорубом и стала тяжело дышать. Не от усталости, а от того, что в моей голове что-то поломалось. Я не хотела привлекать к себе внимание и потому молча продолжала путь.

Каждый раз, когда на меня накатывала эта волна тьмы, я стискивала зубы и сквозь силу поднимала голову. Я орала себе в этот момент: «Давай! Иди, неважно! Не смей тут падать!». Такое ощущение, будто ты медленно погружаешься в болото, и попытка из него вырваться равносильна попытке птицы, угодившей в нефтяную лужу на воде, освободиться и взлететь.

Мои спутники заметили, что что-то не так, так как симптомы моей горной болезни отличались от их недомоганий. Это не было головной болью, тошнотой и головокружением, такие вещи я бы смогла терпеть. Инструктор это тоже заметил, и его это слегка напугало, так как место для такого состояния не самое удачное – с одной стороны гора, с другой пропасть. А до седловины еще идти и идти. Он попытался делать привалы через несколько минут, но я понимала: если остановлюсь, то точно отключусь. Все, что мне оставалось делать – это идти дальше. И я просто кричала: «Иди, я терплю! Не останавливайся, от этого только хуже!».

Мой товарищ по восхождению предложил схватиться за него, и я, опираясь на его рюкзак, доползла до седловины. Перед ней в какой-то момент я съехала в снег и принялась мотать головой, чтобы хоть как-то снять окутавшую меня пелену и пропустить вперед спутников. Из последних сил поднявшись, я собрала все остатки ясности моего разума и силы.

Я не помню, как я добралась до седловины. Как только ступила туда, ноги подкосились и мозг отключился. Я не понимала, что мне говорят, и сама слышала свой голос будто издалека. Координация была нарушена полностью, такое ощущение, что ты уже не ты.

Конечно, товарищи стали отпаивать меня чаем и таблетками. Но я поняла: если пойду дальше, то подведу группу, поскольку случись со мной что, мы все вернемся назад. Один наш инструктор вернулся вниз, так как шел последним, а одному участнику нашей группы стало плохо еще на сломанном ратраке.

Времени на то, чтобы отдохнуть и прийти в себя, не было. Я не могла просить подождать или подвести группу, лишив их возможности исполнить свою мечту. Поэтому я отпустила их. Вместе с другими жертвами горной болезни мы остались внизу.

Я сидела между двумя пиками Эльбруса и пребывала в странном состоянии: с одной стороны, очень жаль, что я не поднялась, ведь головную боль и тошноту я могу терпеть и физически могу идти. Почему именно у меня случился такой приступ этой горной болезни? С другой стороны – это глупо сидеть и страдать из-за того, что нельзя изменить. Я смотрела на мои последние 300 м до вершины…

Прекратив нытье своего эго, я, насколько позволял мне отказывающий мозг, еще раз оглядела окружающие меня горные пики Эльбруса и дала себе обещание непременно вернуться. Нет, не покорить Его и не зайти на Вершину во чтобы то ни стало, а чтобы снова испытать себя. И пусть даже в следующий раз меня накроет горная болезнь, я буду благодарна за то, что оказалась в таком месте, что имела силы дойти докуда смогла, что меня окружали столь прекрасные и сильные духом люди!

До сих пор, вспоминая мою борьбу с горной болезнью, я поражаюсь: в домашних условиях я бы и шагу не прошла. Так почему здесь я смогла переступить через себя и выбрала не собственное благополучие, а успех группы? Что такого происходит в горах с людьми, что они становятся лучше в противовес привычному холодному и даже агрессивному поведению в городском улье?

Ухожу, но не прощаюсь

Обратный путь я прошла сама, но до скал Пастухова мы двигались в связке. Когда я снова ступила на Косую полку, то пропасть стала меня неумолимо тянуть вниз и звать в свои уютные объятия. Я раз покачнулась в сторону обрыва, два, три, и поняла, что еще раз – и абсолютно точно улечу. Мозг полностью отключился, и я сообщила об этом инструктору, что нас спускал.

На высоте 5000 м мне стало уже полегче, и координация постепенно приходила в норму. По пути нам встретились такие же сотоварищи по несчастью, жертвы горной болезни. Сейчас, сидя дома, я поражаюсь, как в таком состоянии я самостоятельно спустилась вниз. Оказывается, я ничего не знаю о своих возможностях и их пределе. Именно на спуске пришло осознание, насколько высоко мы забрались и какой путь проделали. Благополучно спустившись, я избавилась от симптомов горняшки, и вскоре мы уже встречали победителей. Наша группа взошла, а меня переполняла гордость и радость за них.

Мой поход на Эльбрус в мае – осталось 300 метров до вершины

Бесценные воспоминания и эмоции

И вот спустя несколько дней после возвращения я по-прежнему сижу, просматриваю наши фото и понимаю, это приключение бесценно. Оно научило меня очень многим важным вещам и показало, что я могу больше, чем думала. Оно открыло во мне любовь к горам и подарило ощущение абсолютного счастья. Я увидела самые чистые и самые сильные стороны человеческой натуры. Да, теперь я понимаю, что Эльбрус покорил меня, и фраза «Сюда возвращаются» актуальна. Мое сердце лежит у подножия спящего вулкана.

Анна Мальцева, май 2016 г.

Прикрепить