flag russia
Контакты
Войдите через свой аккаунт в соцсети:
Или введите логин и пароль:
logo
ВОСХОЖДЕНИЕ НА ЭЛЬБРУС 2018

Телефон в Москве:

+7 495 108-74-65

Бесплатно по России:

Мы в соцсетях:

Сергей Гатанов. Из мелочей.

п. Чапдара. С.З.ст. Маршрут Петрова

Работаем на маршруте. Прохожу плиту, метров 25, крючья бить некуда, но идется спокойно. Перелезаю через перегиб и столбенею. Надо мной полоса сыпухи, метров 15. Висячая осыпь, камни, цепляясь друг за друга, висят в воздухе. Тронь один, посыплется лавина. Метрах в 10 надо мной стоят 2 тура, шевельнется один и меня собьет град камней, а лететь мне получается метров 50. Седые бороды вьются на ветру, склонили головы и внимательно меня изучают. Ребята, говорю, все нормально. И начинаю втирать им, что у них своя жизнь, у нас своя.  Важен сам тон разговора, спокойный, не агрессивный, лишь бы не спугнуть. Что я им на уши вешаю, не важно, русский они вряд ли учили. Хотя, назвать их козлами, так ни разу и не решился. Треплюсь минут уже пять, они склонили головы на бок и внимательно так слушают. Ребята снизу кричат, пытаясь понять, чего это я встал. Как же, крикну я им сейчас. Тут, до меня доходит, что туры специально, нас поджидали, чтобы пообщаться. Не услышать нас было нельзя, все команды даются в полный голос, за километр слышно. А выигрышность своей позиции, они понимали не хуже меня. Ситуация идиотская, но под их копытами- моя жизнь. И слушают с интересом, не надоест им, винторогим. Слова, как-то, кончаются, начинаю травить им по второму кругу. Видимо, они тоже решили, что я уже начал повторяться. Повернулись и пошли вдоль по осыпи. Прошли метров 100, пока не скрылись за перегибом. И ни один камешек из-под них не ушел, и это на висячей осыпи! Чистой воды фантастика. Погреб и я через сыпуху, благо ребята чуть в стороне подо мною. Но камни из-под меня шли ручьями.

Женя, как-то рассказывал- шли они через перевал, а туры на них сверху специально камни катали. Ну вообще-то не удивительно, он  иногда, бывает занудлив.

в. Мария. С. кф. Маршрут Мумджи

В пересменок решили сходить на Марию. За пару дней до этого упал ледопад на Мирали. Собственно это одна ледовая шапка с Марией, просто на Марии вклинивается контрфорс. Подумали- на Марии, наверно, еще немного постоит, не падать же им одновременно.

На гору вышли из лагеря. Идем вдвоем. Нижняя часть скал довольно простая, но рюкзаки тяжелые. Женя попросил связаться, автоматом пошли попеременно. Прохожу веревку, принимаю. На конец пошли скалы посложнее, переобулся. Груза много. В двойке, комбинированная гора. Скальное снаряжение, ледовое, бивуачное, личное.

Впереди наклонная снежная полка, Женя, протопчи ступени. -Идешь впереди, так и иди первым. Не понимаю , я его. Ходили на схоженность на 4Б Алаудин, так он пристал, чтоб каждую веревку менялись, не смог переспорить, так полгоры и слямзил у меня, на верху прошел симпатичный лобик. А тут- пешком по снегу, и что? Не переобуваться же ради одной веревки. Иду в галошах, пробивая наст молотком. Только промок и замерз. На следующей веревке чуть не вертанулся. Сверху холодный душ, руки стало сводить судорогой. Спустился, отмахал руки, облез стороной, чуть покруче, зато без холодной воды. Пора вставать на ночевку, да, темп что-то не быстрый. С утра пошло вполне приличное лазание, к средине дня выходим к зубу. Кричит кто-то с четверочного контрфорса. Вы куда? Впереди же ледовый сброс. Поговорили. Армянские сборы, ходили на 4Б.  Не бойся, не заблудились. Дальше веревки три льда до ледовой отвесной стены. Лед какой-то скользкий, кошки еле цепляются. Аккуратненько дохожу до ледопада. Беда-то какая. Фифы вылетают вместе с линзами. Натурально, натечный лед, почти, как зимой. Прикинул- стенка в тени без солнца, но вроде было лето, когда выходили. Минут через десять приспосабливаюсь, если загонять фиву молотком, она прорезает натечный слой и стоит. Полной уверенности, правда, не внушает, натечный слой сантиметров пять. Поэтому крючья начинаю крутить метров через 6. А крючьев не много, тащить же их было надо, поэтому хожу челноком. Залезу повыше, спущусь, выкручу нижние. Правда, по дыркам это быстро.  Прохожу метров 20.

Ничего себе. Почти метровая трещина уходит вниз, отделяя массив льда. Перелезаю ее и за ней  кручу пункт. Метров через 25 такая же картина. Выхожу на верх следующей веревки, перелезаю на пологую часть. С 4Б раздается радостный вопль. Оказывается, армяне вниз не стали спускаться, а решили поглазеть на нас. До нас метров 400, чем не представление. Прохожу метра три, опять трещина, правда уже сантиметров 20. На другом краю ее делаю пункт. Подходи, Женя. Прохожу еще веревку, опять трещина да сколько же их.  Еще чуток и выходим на снег. Час уже пилим вверх. На вечерней связи достает лагерь, когда выйдете на гребень? И чего им надо? В бинокль мы у них, как на ладони, и сколько нам подниматься, знают лучше нашего. Ледопад прошли, а снег не лавиноопасный. Просто не охота утро начинать с топтанья вверх. К темноте выходим, все-таки на гребень. Женя достает из рюкзака пакет с манкой и широким жестом отправляет в сторону. Лишний. Ты чего? И так рюкзаки тяжелые, на фига ты еще и манку тащил? Продукты собирал он, но это как-то чересчур.

Утром выходим на перемычку, оставляем рюкзаки и налегке идем на вершину. Черт, а здесь, оказывается, еще лезть надо. Скалы скользкие, а галоши я бросил вместе с барахлом. Поругивая себя, пролезаю в ботинках, склизко как-то. Часам к пяти спускаемся по 4Б до травы, развязываемся. И тут ледопад грохнул. Ушла полоса длиной километра полтора, 80 метров высотой и метров 40 в глубину. Мы напротив стены, метрах в 400, на контрфорсе, в полной безопасности. Зрелище просто завораживает. Сюда бы кинокамеру. Автоматически отмечаю, что слой льда перекрыл всю стену, и плановые и неплановые ночевки. Прошло слоем метров 40 толщиной.

Поворачиваюсь, Женя стоит такой же, как  всегда. Только абсолютно зеленый. Я аж испугался. Такой цвет лица, я видел только однажды, в фильме про Фантомаса. Один в один. Ты чего? Нас уже сутки, как там нет. Богатое воображение у парня. Ему бы художником быть.

На следующий день ксп закрыло маршрут. Логика железная. Теперь-то лет пять ничего не упадет, пока ледник снова не выползет, а ползет он медленно.

Петроградец  Ю_В стена. первовосхождение

Сходите на гору, разомнитесь. Там на леднике вправо есть гора. Поищите в правой части что-нибудь на 5А. Леня, а гора там точно есть? Вы чего?  Сам с вертолета видел. Собираемся. Как собираться на первопроход на гору, которой никто не видел толком? Да, все просто. Железа- на хорошую 5Б, бензина тоже, продуктов- на 5А. Надо на чем-то вес экономить. Выходим в цирк, впереди Аксу, уходим направо. Да, справа стоят две горы. Искандер был виден с лагеря, а за поворотом еще гора. Справа нормально, на 5А хватит с лихвой. Стена крута, зеркала во всю стену, а по центру рельеф, понятно, рельеф относителен. Между двумя соседними черточками метров по двадцать, но рельеф. Гора не хожена, а по центру стены маршрут, так и просится. Останавливаемся попить чайку.  Ребята, справа то нормально, а по центру какой маршрут! Сидим, пьем чай. Железа-то хватит? С железом порядок. Бензина как? Хватит. А жратва? Ну, жратвы, понятно не хватит. А сколько тут идти? Ну дня за три, должны пройти. Ладно пошли. Лэтишники сидят рядом, Сергей неодобрительно посматривает на нас, но молчит. Хорошо, хоть так.

Сначала скалы некрутые, перилим, рюкзаки-то тяжеловаты. На ночевке варим супчик, Сало в расход, шкурку от сала, оставляем. Второй день, скалы пошли крутые, неприятно, когда сосульки летят сверху. Они разбиваются по дороге, сыплется ледяная мелочь, но все равно, неприятно. На ночевке варим супчик из корки от сала. Навар есть. Кто-то обзывает- суп «Зиганьшин». Был такой фильм, о унесенных моряках. Они варили похлебку из ремней, обуви. Спокойно, мы до обуви еще не дошли. Пытаемся раскрутить доктора на аптечку. Глухо, он же альпинист. Ни витаминов, вообще, ничего, что можно сожрать. Одни дурацкие ампулы.  Наверху, нависание. Первый просит сменить. Минут пять ругаемся с Вовой. На мне крюконоги, у Вовы- железо, никто не хочет отдавать. Время идет, наконец плюю, отдаю крюконоги. Он проходит нормально. Через пару веревок проходим нависание. По запарке лезу вверх, вторая группа, что пошла за нами- говорит- Дак мы на вершину вышли слева по тропе. Как вы справа? …Туман был.

Идем по гребню. Справа снежный кулуар. Вроде бы далеко идет. Может лучше до перемычки? Да, вроде  и веревка уже навешена. Разогнались мы по снегу. Только, веревки дергаем. Перестарались. Продергиваем, снизу говорят- сбросы. Большие? Не видать, похоже большие.  Здрасьте, бабушка. Сверху веревки продернуты. Прикидываем. Приличная площадка для ночевки- веревках в четырех выше. А это уже по льду. Сейчас полночь. Пока, пройдем 4 веревки, пока поднимется последний. Надо будет уже и вставать. Понятно. Рубим лед в кулуаре. Сесть вроде можно. Ставим палатку, трое вроде влезли,  вытащить из под них палатку нереально. Сажусь рядом, достается полог от палатки, Вове, вообще ничего. Он даже не выступает.

С утра продолжаем спуск. Виталик сзади, ругается, почище сапожника. Передайте Ваньке, чтоб по одному крюку не оставлял. Куда там. В принципе,  всем понятно, уйдет верхний крюк, остальные через 45 м. посыплются, как домино. Но последний это ощущает явственнее всех. Ладно, спрыгнули в кулуар. Приходим в лагерь. Раций у нас нет, но контрольный срок.. Вроде успели. Да, тут Сергей приходил, он вам на три дня контрольный срок продлил, говорит, раньше не придут.

В лагере Толик пристает к Лене- что мы сидим, надо идти на обработку. Чего ждать-то,  давай я завтра пойду обрабатывать.

По регламенту, во время чемпионата, полноценный спасотряд должен находиться внизу.

Только Леня умудряется решать такие уравнения. Так, эта группа по плану, должна спуститься послезавтра к обеду на ледник. Значит вы можете выходить на подход послезавтра.

Ярыдаг. З. ст. Маршрут Самодеда

Идем под стену, Геша вчера обработал несколько веревок. Поднимаюсь по перилам, полка. Подхожу к следующим. Крючья выбиты, перила спрямились. Висит метров тридцать веревки вдоль стены, дальше за перегиб. Подергал веревку, нормально. Встал на ноге, попрыгал, порядок. Теперь наверх. Подхожу грудь- нога к перегибу, кошкина мать.

На перегибе лежит веревка, оплетки нет, из сердцевины нитки три целых. Скорее всего ночью камушек стукнул. А я на этой веревке вишу. Как раз проходил карнизик. Легко, так сразу ушлось в лазание. Через три метра вышел выше перебитого места, завязал узел. Веревки все считанные. Решили оставить на страховку последнему, ее без промежуточных точек можно оставлять. Наш народ подходил к стене наблюдать, а там все слышно со стены. Им очень понравились команды. В разных местах я потом слышал, про «выбери лохматую, закрепи перебитую». А как их отличать, если обе белые, одна перебитая с узлом, а со второй ворс висит, как с котенка.

Кушкайя. Тройка (крымская)

День отдыха, встали, позавтракали. Соседи гремят железом, на гору. Становится завидно, может и мы куда сходим? А время? Осенью дни короткие. Но мы же супер. Ладно, пошли на тройку. Собрались, выходим, первый час. Сдуру, вообразил себя великим тренером.

Пока скалы не крутые, отправляю вперед Гену. Пошло лазанье, меняемся. Смотрю на часы, черт, два часа до темноты. Веревок через пять, выхожу под нависание. Начинает быстро смеркаться. Ночуем здесь. Лезь на две веревки нависания в темноте совсем не хочется. Тем более, непонятно, ходится ли здесь. Четверка слева, тройка справа, а мы влупили посредине.

Плохо, что нет нормальной полочки. Ладно, Гена чуть выше, я ниже. Надо себя чем-то занять. Начинаю привязывать Гену, потом себя. Так, веревочку под ноги, чтоб не висели, веревочку под голову, чтоб опереться. Вроде все. А сам уже два часа лелею мысль о сигарете. У меня в клапане рюкзака две сигареты и спички. Но спешить не надо, курева мало. Гена, придурок, не курит. А я затянусь… Огонек сигареты, вроде и не греет, но огонь все-таки. Ладно, вроде все дела переделаны, лезу в клапан. Молния приоткрылась и он пустой. Гена, он, молодец, не курит, а я, придурок, сижу тут без курева.

Хоть не скучно, и справа и слева на нашем уровне ( скала нависает на одной линии) народ перекрикивается всю ночь. Вид внизу на море красив. А что  нам вид? Из теплых вещей у нас только футболки, а ветер продувает так, что кажется  между ребрами сквозняк. Вот, ежели, ночью и дождик еще пойдет. Обошлось. С рассветом уходим траверсом на тройку, руки- ноги по началу деревянные. По тройке идется нормально, вроде скала в целом и нависает, шаг в сторону, хоп и ты уже выше, еще раз. Пришли вниз, ребята говорят, подходили вечером горняки, спрашиваем, что делать? Утром посмотрим. Подошли утром, посмотрели. Говорят нормально, ваши еще и на вариант полезли.

Миссис- тау Вост. стена

В Безенги приехали в начале марта. Считаются еще зимними восхождения, а световой день подлиннее. Юра рисует схемы- если на Дыхе спасработы, подходите вы, через вершину, если на Миссис, подходят они, и еще третья группа. Юра, ты представляешь, сколько мы будем подходить к ним через вершину? А есть другие варианты?. Ну-ну..

Идем на подход втроем, двойка придет завтра. Витя говорит, пошли справа по склону. Беда-то какая. Он вообще крымский человек и до конца понять, что вода бывает замерзшей, ну никак не может. Плохо, что он высказал идею, а менять свое мнение, это сродни катастрофе. Но резать снежный склон понизу- самураи со своим харакири- дети. Осторожно, пытаюсь изменить ситуацию. Знаешь, похоже прямо по полю, снега меньше. Ты, что там накроет со стены. Кто накроет? Зачем накроет? Витя, до стены  километр и гребешок вон стоит поперек. Ну просто никак ничего долететь не может. Но, похоже, Остапа уже понесло. Нет, идем по низу склона. Собственно, мы стоим уже, а не идем. Витя, подрезать такую доску- 300 метров по длине и 400 вверх- нас года через два откопают. Все, теперь мы просто ругаемся. Но нас то трое.  И тут меня сражает Серега, он то разумный парень, а тут. Послушав нашу перепалку, вскидывает рюкзак- пошли по склону. Я обалдел, вдвоем мы бы Витьку переспорили. Серега проходит склон и уходит под защиту жандарма. Пройти по низу я могу и один- триста метров по неглубокой целине, вообще ни о чем. Дело в другом, разругаться перед горой, не по делу это. Пошел Витька, подходит к Сереге. Ладно, вскидываю рюкзак, поехали. Делаю несколько шагов. Треск. Приехали. Левой рукой скидываю очки, ни черта не видно, правой выкручиваюсь из рюкзака, останавливаюсь в начале прыжка. Доска , вся целиком осела вниз, примяв подложку и … никуда не поехала. Осматриваюсь- на да, боковой край отрыва за мной в трех метрах. Это я слышал по звуку, пожалуй допрыгнул бы, а вот выкатиться дальше- вряд ли- вся доска наверху и  границей отрыва, понятно, дело бы не ограничилось. Аккуратно ухожу назад и вниз. Блин, чтоб доска просела и не уехала? Подходим к скалам. Гоха консультировал- Там над ледничком висит, -но 20 минут и по льду проскочите. Ага, зимой там снега по пояс, это часа три топтать, полезли лучше по скалам. Ну да, работаем на скалках, сверху грохнуло. Летит пылевидная лавина, но мы за перегибом, не достанет. Как же, мокрая бы не достала, а от сухой облако снежной пыли поднимается и накрывает нас. Как раз хотел покурить- вся пачка мокрая. Снег он сухой вначале, а от удара и движения уже вполне сырой. Дальше по склону- снега поменьше, чем до подбородка, барахтаемся по полной программе. С утра подходит двойка, Витя по рации  раза четыре переспросил, поняли ли, что по следам на склоне ходить не надо. Пока они шли по оставленным веревкам, сверху еще раз сыпануло. Ну да, пробежка по леднику. За два раза всю группу накрыло бы. Обработали начало, завтра выходим.

Плита была пологая, и это  было, как раз плохо. Сметенный снег, ссыпался на ранее очищенные участки, хоть снова очищай. Стоял я на скайхуке- и молотком смахивал снег. В какой-то момент он соскочил, и я съехал по плите. При переходе на плиту забит крючок, он получался наверху и я, плавненько, останавливаюсь. Давай поменяемся. Зачем? Плита теперь вся чистенькая, иди пешком. Ладно, сменились. Вышли на гребень. Скорость не радовала. На гребне серия вертикальных жандармов, которые приходилось брать в лоб. Серега щелкал их ловко, но десять метров по стенке, дюльфер и так каждые 20 метров. На ночевке Вова начинает стонать, мужики, вы хоть по одному курите. -Не курящие- на улицу. Он в явном меньшинстве, а забравшись в палатку, весь продрогший- закурить  сигарету сразу- первое дело. С обувью проблемы, достал какие-то геологические ботинки с наклеенной подошвой. Они хоть 44 размера, можно шевелить пальцами. Подошва стоит колом. После 4 000, ноги уже не отмахиваются, такое ощущение, что лед уже между пальцами. Радуюсь, сначала Леша планировал, чтобы мы шли параллельным маршрутом с ними на Дых, потом махнул рукой- идите на Миссис- она хоть скальная. Один маршрут уж точно пройдем. Дых-тау метров на 500 повыше, и чтобы там было с моими ногами? Перед вершинной башней лед- молотки и кошки оставляют слабые царапины- лед, как стекло. Уже перед самой вершиной на снегу следы тура. Этот то чего здесь зимой делает? Чем, зараза, питается? У нас хоть все с собой. Спускаемся.

Две ночевки на подходе, четыре на подъеме, одна на спуске, а бензин еще остается. Нормально. Когда зимой кончается бензин, через день и жизнь кончается.

Аманауз. Ю.В. ст. 5Б.

Спустились с перевала на грузинскую сторону и стена открылась перед нами. Сначала я даже оторопел. Снег под стеной весь черный от камней. Вроде мы так не договаривались. Подошли и поставили палатку напротив стены. Да нет, все тихо. Ну конечно, камни летят, когда в мульде, посреди стены снег, а сейчас там сухо. А камней под стеной много, потому, что вытаяли. Погода в этом году в Домбае аномальная. Два месяца ни одного дождя и это в районе, где дождь – это образ жизни. Весь Домбай в районе 4-х тысяч и нехоженые скалы покрыты мхом. И в сырую погоду- это еще то развлечение. А тут все аж звенит от сухости. Ставишь ногу на трение- держит чуть ли на отрицаловке. Одно плохо у нас: юго-восточная ориентация стены. Снега сейчас там быть не должно. Воды тоже. Нормальных емкостей под воду мы не нашли- не тащить же железный бидон. Решили, потащим лед в полиэтилене. Сидим, наблюдаем, все тихо. Пытаемся напиться впрок, Верблюды же пьют. Нарубили льда, наполнили фляги. На Софруджу с этой стороны неплохая стена ведет. Прикидываю- не, не катит. Для чемпионата коротка, да и снежная шапка наверху- наверняка стена вся пробивается.

С утра пошли. В первый день впереди работает Саня. Идет, вроде нормально. Но нам на перилах- беда. Солнце жарит, рюкзаки получились тяжеленные- ну да, еще ведь и лед тащим. Пот заливает глаза и ни дуновения ветерка . Слева болтается веревка. У нас второе прохождение. А ребята обрабатывали снизу, сбрасывали видать лишние веревки, да донизу не дошла. Наконец к концу дня выходим в мульду. Камней насыпано- да, если здесь снег, низ пробивается не слабо. Ставим палатку, дальше идти обрабатывать уже поздно. Попили чаю, приготовили воду на завтра, залили фляги, что-то излишков не получается. Ночью Боря достает- ребят, где-то вода журчит. Для глюков вроде рановато- первый день и чаю вроде напились. Ну что тут может журчать, все выжжено. На следующий день меняемся, а то никакого здоровья не хватит по перилам подниматься. Памятуя о вчерашних перилах, беру рюкзак со своими шмотками. Раз шесть я, правда его оставлял на крючьях. Но я ж не волшебник с рюкзаком через карнизы лазить. Идется нормально. Солнце жарит, как на сковородке, зато трение- сумасшедшее. Куда не брось ногу- стоит. Часов  шесть. Наконец вылезаем на верх стены. Впереди скалы, наверно троечные. Хорошо, успеем дойти до гребня. 8 вечера, мы на вершине- пора связываться. Вызывает КСП- все в порядке, ск. Тут в эфир лезет наша группа ретрансляции. Можно, мы поговорим с Аманаузом? Естественно, ксп отсылает их на конец связи. Вот, придурки. Ну что они хотят нам сказать? А темнеет на глазах, а нам всяко еще пилить по гребню до первого снежника. Пятнадцать минут сидим, как на иголках. Наконец связь с группой ретрансляции. Можно, мы с утра пойдем в лагерь? Да идите, куда хотите, мы же на гребне. Минут через пятнадцать выскакиваем к снежнику, наддув метра два высотой, да и в длину метров 40. На сегодня должно хватить. Ставим примус. Вторая связка, достаточно грязно ругаясь, еще лезет по гребню уже в полной темноте. Но вот, и они подошли. На следующий день приходим в лагерь, Хаджик ругается. Первопроходцы четыре дня ходили, а вы куда бегаете. Ну да, отсиживаться на стене будем, да еще без воды.

Чимтарга. Ю.ст.

Собрались на Чимтаргу в двойке. Подписал маршрутный лист и ушел с отделением на Алаудины. Через три дня приходит Алик- идем в вшестером. Ты, чего? Ну Коля, так выпустил. Хотя, чувствую, Алик с этим согласился. Ну и куда таким паровозом ходить.

Занимаюсь делами, четверо ушли под гору, завтра начнут обработку.

Подходим к ним под вечер. Ну как? Обработали 15 метров. Не много? Ну там такой карнизик не удобный.

Стена хорошая. Смотрится. Ну, правильно, логично обработать снизу, раз у нас 6 веревок. На завтра идем с Аликом навешивать веревки. Маршрут идется, хоть и крутовато. Повесили 4 веревки. Думаю, что делать? Время еще есть. С другой стороны, пока этот паровоз тронется, сидеть наверху одуреешь. Ладно, оставляю одну веревочку на завтра, хоть разогреюсь. А  завтра народ забастовал. Погода портится, надо переждать. Какая погода? Вверху несутся перьевые облачка. Ну и что? Просто, видно, стена их подавляет. Но как-то много их, не рвущихся на гору. На следующий день то же самое. Те же облачка, те же подавленные взгляды. Психую. Я иду продергивать веревки, или лезем на гору. Чего здесь высиживать? Ладно, тронулись. На подъеме начинаю нервничать. Второй идет по перилам долго. Прошу Алика убыстриться, ну круто, но не час же идти веревку перил. Просто бережет себя. Результата нет. Прошу их махнуться местами с третьим. Все равно- час веревка перил. Машу на них рукой. Поднялись по навешенным веревкам, прошел еще веревку. Вот тут я и сел. Сел под нависанием, разулся и час сорок куковал, пока снизу не пошло снаряжение. Наконец, поехали. Рельеф тот же, Стенка, лобик, стенка.

Когда начал снизу, сперва не понял- прохожу веревку. Делаю пункт, напротив спусковая петля- камень заклинен в щели, на него накинута петля. И так на каждой веревке. Кто-то дюльферял таким способом. А что? Расход снаряжения минимальный. Встретилось два крюка, видно не нашлось подходящих щелей. Все камни заложены грамотно, работают, как закладки. Петли тонкие, но прочные. Тогда у нас таких не было. Пользовали парашютную стропу. Позже кто-то рассказал. Какие-то чехи, поднялись по четверке, а спускаться решили по стене, потренироваться. Единственно, с собой нужно тащить запас камней, не на каждом месте найдешь камень нужного размера. Ну да здесь, все равно, камни не слишком дороги.

Сверху периодически прилетает ледок, в процессе падения бьется о скалы и прилетает уже россыпью, но все равно не приятно, когда лезешь с нижней страховкой. Часам к шести пролезаю стену. Впереди большая мульда, на верху еще взлет, веревок на шесть. Сверху снежный гребень, оттуда ледок и летит. По полке, в поисках площадки уходим вправо, метров на двести. Вот и приличная площадка. Ставим палатку. Утром решаем, что делать.  Если идти верх стены, таким паровозом, за сегодня вылезем только на вершину. Лагерь на связи нервничает, надо уже занятия проводить, а тут аж 6 инструкторов сбежали с уроков. И в сторону зря ушли- полка так и манит на гребень. Оглядываю всю толпу, ладно, уходим на гребень, а то и вправду прибьют в лагере. Хотя, по полке оказалось траверса метров 300, а потом бесконечный подъем по снежному гребню. Не факт, что мы уж больно много времени сэкономили.

А стена хороша.

Автор: Сергей Гатанов

Прикрепить