flag russia
Контакты
Войдите через свой аккаунт в соц.сети:
Или введите логин и пароль:
logo
ВОСХОЖДЕНИЕ НА ЭЛЬБРУС 2018

Телефон в Москве:

+7 495 108-74-65

Бесплатно по России:

Мы в соцсетях:

Притяжение вершин

Нашей планете уже 4,5 млрд лет. Последняя эпоха складчатости, в результате которой образовались такие горные системы, как Анды, Альпы, Кавказские горы, Гималаи, Каракорум, началась не так давно. Всего каких-то 50 млн лет назад. Человек, со своей историей в 200 тысяч лет, практически незаметен на фоне таких событий. Но этого времени нам оказалось достаточно, чтобы полностью изменить облик Земли. Людям всегда было присуще влечение ко всему новому и неизведанному. Разве не это влечение сподвигло викингов переплыть Атлантику, на немыслимых по современным меркам судах, и высадиться на берегах Северной Америки еще в 10 веке? Разве не оно не давало покоя Колумбу, который пятью столетиями позже 20 лет потратил только на поиски спонсоров, для организации своих экспедиций на запад? Именно оно заставило Галилея направить подзорную трубу в небо, а Эйнштейна задуматься о пространстве и времени. Разве не такое любопытство и есть один из основных двигателей прогресса?

В 17 веке эпоха великих географических открытий подошла к концу. Магеллан совершил первое кругосветное плавание, тем самым доказав гипотезу шарообразности Земли. На карту мира добавилось три континента, встретились совершенно разные цивилизации. Только представьте себе масштаб такого рода открытий. Но к 20 веку на планете практически не остается неисследованных территорий. С освоением Северного Морского пути на карты наносится Арктика, а экспедиция Беллинсгаузена-Лазарева открывает всему миру шестой континент - Антарктиду. Тем самым, время традиционных географических открытий, заключавшихся в описании ранее неизвестных земель, также подходит к концу. Современная география занимается, скорее, ответом на вопрос - “почему наша Земля устроена именно так, а не иначе?”.

Тем временем, Руаль Амундсен разрабатывает план похода на Северный полюс. Это была далеко не первая такая экспедиция, но до того времени еще ни одна из них не увенчалась успехом. В то же самое время два американца - Фредерик Кук и Роберт Пири, негласно соревнуясь, практически одновременно отправляются покорять тот же край света. Каждая экспедиция длится больше года. 1 сентября 1909 года Кук делает официальное заявление, что 21 апреля 1908 года он достиг цели. Через шесть дней Пири делает аналогичное заявление. Дата покорения им полюса - 6 апреля 1909 года.(Такой большой разрыв при практически одинаковых сроках объясняется разной тактикой экспедиций.) Пири, при этом, практически сразу обвинил Кука во лжи. Скажу сразу - по последней версии, они оба не достигли полюса и фальсифицировали материалы своих измерений, но тогда об этом никто не знал. Долгое время именно Пири считался первым человеком, чья нога ступила на Северный полюс. Но дело не в этом. Амундсен, когда все это услышал, мгновенно принял решение - его целью стал еще непокоренный Южный полюс. Я не хочу делать излишних выводов, но, несомненно, это была, если не новая, то, как минимум, другая грань мотивации. Рекорд становится достаточным поводом для организации такого рода мероприятий. Люди готовы заплатить за него любую цену, даже самую высокую. 14 декабря 1911 года экспедиция норвежца Амундсена достигает Южного полюса, опередив на 33 дня английскую команду под командованием капитана Роберта Скотта. На обратном пути англичане погибают в полном составе.

Нельзя недооценивать научного вклада подобных достижений, каждое из которых способствовало расширению наших знаний о мире. Но, тем не менее, самым ранним экспедициям такого плана научный камуфляж практически не требовался, и носили они спортивный характер.

В 1852 году индийский математик и топограф Радханат Сикдар, проведя ряд геометрических расчетов, определил Джомолунгму, как самую высокую гору мира. Находился он, при этом, более чем в 200км от нее. Несколькими годами позже, геодезическая служба Британской Индии, под руководством Джорджа Эвереста, проводит первые измерения высоты вершины - 29 тысяч футов или 8840 метров (ошиблись всего на 8 метров). Больше всех по этому поводу озаботились все те же англичане, вбив себе в голову, что именно они должны первыми покорить Эверест. Нет, альпинизм родился не так. К тому моменту люди уже вовсю лазали по горам и были покорены многие вершины по всему миру. В Европе это были, в первую очередь, Монблан(4810) и Эльбрус(5642). А самое раннее исторически зафиксированное восхождение было совершено аж в 121 году нашей эры римским императором Адрианом. Он залез на Этну(3350), чтобы посмотреть рассвет. На мой взгляд - достаточный повод.

В 1921 году состоялась первая  эверестская экспедиция. Она шла длинным окольным путем через тогда еще независимый Тибет, к подножию Джомолунгмы. Более короткий маршрут через Непал был невозможен, ввиду закрытия последнего для посещения иностранцев. Задачей экспедиции была основательная разведка. Надо было найти путь подъема на гору. Спустя 2 месяца им это удалось. Найдя проход на ледник Восточный Ронгбук и совершив обход в несколько сот километров, экспедиция подошла к подножию Северного седла. Джордж Мэллори - один из талантливейших британских альпинистов того времени, и еще двое с ним, пробились сквозь ураганные ветры до высоты 7000 тысяч метров. Оттуда они увидели возможный путь к вершине.

Первое полномасштабное наступление на гору началось в марте 1922 года. Из Дарджилинга вышла целая армия. Она состояла из 13 англичан, среди которых были лучшие британские альпинисты - Мэллори, Финч, Сомервелл, Нортон, 160 высотных носильщиков и более 300 вьючных животных. Руководил экспедицией бригадный генерал Чарлз Брус, имевший сорокалетний опыт восхождений в Альпах и Гималаях. Впервые в истории люди несли на гору кислород. Штурмовая группа достигла высоты 8230 метров. Из-за невероятного холода и отсутствия кислорода они были вынуждены повернуть назад. Несколько дней спустя Финч и Брус-младший достигают высоты 8321 метр. Базовый лагерь между тем был похож на военно-полевой госпиталь. Но Мэллори и Сомервелл предпринимают еще одну попытку. Когда они с другими членами экспедициии лезли по склонам ледопада, их накрыла лавина. Семь носильщиков были мертвы. Экспедиция вернулась в Дарджилинг и Мэллори взял всю ответственность на себя. Он так ответил на нападки: “Эверест лежит вне сферы обычного контракта, вне денежных отношений. Носильщики были равноправными участниками экспедиции и умерли, честно выполняя обязанности, которые сами на себя взяли”.

Спустя два года началась третья эверестская экспедиция. Джордж Мэллори снова был здесь. Брус и Нортон руководили ей, как военной операцией. Но на этот раз не повезло с погодой. Сильнейшие снегопады и холод в мае - самом экспедиционном месяце в Гималаях, два раза заставляли альпинистов отступать из всех высотных лагерей и спускаться в базовый. Когда в последние дни мая наступила, наконец, хорошая погода, экспедиция была сильно ослаблена. Несмотря на это, альпинисты еще раз поднялись во все лагеря и установили штурмовой на высоте 8145 метров. До этого большинство специалистов по высотной физиологии считало это невозможным. 6 июня 1924 года Джордж Мэллори и Эндрю Ирвин выходят на штурм вершины, с которого им не суждено было вернуться. Они погибли. Но ради чего все это было? Все тот же рекорд? Неужели он стоит жизни? Такие вопросы возникают не в первый и не в последний раз. Упорный Мэллори, человек, сделавший больше, чем все остальные, чтобы открыть тайну Эвереста, тот, чья воля являлась движущей силой трех экспедиций, был школьным учителем и отцом троих детей. Сражался с немцами на берегах Соммы и после войны присоединился к первой эверестской экспедиции. Да, они шли за рекордом, но было еще кое-что. Другая сторона “спортивного” подхода. Вот его отношение к альпинизму:

“Одержали мы победу над врагом?

Его не было вне нас.

Достигли мы успеха?

Это слово не значит ничего.

Завоевали мы королевство?

И нет, и да...”

Альпинисты, в ответ на острую критику, писали еще вот о чем:

“Смысл нашего существования - это в конечном счете радость жизни. Мы живем не для того, чтобы есть и зарабатывать деньги. Многие из нас знают по собственному опыту, что горовосхождение - величайший источник радости. Как прекрасно состязаться с горой, пробовать свои силы на естественных препятствиях и ощущать, как человеческий дух одолевает мертвую материю”.

Эверест, между тем, был покорен лишь 29 лет спустя.

Еще глубже внутрь себя заглядывает наш современник - Райнхольд Месснер. Родился и вырос он в эпоху, когда все высочайшие и сложнейшие горы были уже покорены. Тем не менее, без рекордов не обошлось. Он стал первым человеком, покорившим все 14 восьмитысячников мира. Совершил ряд рекордных восхождений, таких как соло Нанга-Парбата по Диамирской стене, Эверест без кислорода(вместе с Питером Хабелером), а затем и в одиночку, в муссонный период, по новому маршруту, в альпийском стиле, без веревки, скальных крючьев и кислорода, без группы подстраховки, без моральной и психологической поддержки, без рации. Своеобразный подход, не правда ли? Снискал Месснер, кроме огромной, по своим масштабам, критики, славу одного из самых известных альпинистов в истории. Несомненно, его мотивация заслуживает отдельного внимания. Чем вызван такой подход? Вероятно, все тем же стремлением к рекорду, для которого, в современном альпинизме, так много от человека требуется. Осталось, как написал один критик, залезть на Эверест босиком, в кандалах, или не прямо вверх, а по спирали,  вокруг горы. А когда все будет исчерпано, с черной повязкой на глазах. Но Месснер пишет следующие строки:

“В 1978 году во время восхождения на Эверест с Питером Хабелером я измерил вершину количеством дней, высотных метров и своими страданиями. Однако со временем она стала снова казаться мне полной загадок. В жизни каждого человека наступает момент, когда ему необходимо выразиться до конца, дойти до предела своих возможностей. Кто рожден для живописи, будет сам не свой, пока не возьмется за кисть и краски. Другому все время мерещутся фигуры из дерева, камня или металла, и руки чешутся создать их. Третий во что бы то ни стало должен петь, а иные стремятся завораживать своими речами слушателей, владеть их настроением. У каждого есть внутреннее влечение, которое должно проявиться. При этом, в человеке исподволь вырабатывается очень высокое мерило - самое высокое, какое только для него возможно, и он стремится испытать себя этой высшей пробой. Он не достигнет согласия ни с самим собой, ни с окружающим миром, если не поднимется на ту высоту, которая представляется ему пределом”. “Но, может быть, это было лишь безрассудное стремление к рекорду?  Рекорд - превышение технических и психических достижений в известных направлениях. Мое соло было броском в неизвестность. В неизвестность погодных условий мусонного времени, но прежде всего, в неизвестность возможностей человеческого тела и духа”.

Несомненно, Месснер не боялся следовать своим стремлениям. Мотивы самопознания являются его основной движущей силой на пути к вершине.

“Я не могу представить себе ничего более ужасного, чем повседневность бюргерского существования. Люди в нашей долине не имеют времени думать о смысле жизни. Они целиком заняты работой, обеспечивающей лишь самые основные жизненные потребности. Но я не могу заниматься нелюбимой работой, считаю, что в мире все больше зла именно потому, что люди слишком много думают о материальном. Я не религиозен, и пассивная покорность судьбе людей приводит меня в отчаяние. Очень часто, когда я бываю дома, слушаю речи наших политиков, читаю газеты или узнаю от людей, что сказал пастор в церкви, - кусочек неба надо мной снова становится маленьким, как в детстве. Лишь в редкие моменты мне удается преодолеть чувство одиночества и ощутить единство с миром - во время восхождения. И только тогда, в крайнем напряжении всех духовных и физических сил освобождается мое Я. Чтобы пережить это чувство неотделимости от мира, я должен подойти к границе моих физических возможностей. Моим злейшим врагом на пути к цели является страх. Я очень трусливый человек и, как все трусливые люди, стремлюсь победить свой страх. Победа над страхом делает меня счастливым. Я хочу быть сильнее собственного страха, ради этого я снова и снова ищу опасности. Именно в этих попытках преодолеть одиночество через познание пределов собственных возможностей и стать господином собственного страха, вижу я смысл жизни.”

Нельзя сказать что Месснер был одинок, в обычном понимании этого слова. И в его случае, горы были, скорее, не причиной, а следствием. Следствием мировоззрения.

Себастьян Лейтнер пишет следующее: “Я знаю, что дело не только в самой вершине. Речь идет, как сказал Месснер, в одном интервью, “о подсознательной мотивации”, “о противодействии искуственно вызванной смерти” - сама природа здесь мерило человеческого мужества. Но я считаю человеческое мужество слишком дорогим, чтобы разбазаривать его таким образом. Оно гораздо больше необходимо где-то в другом месте: в долинах, городах, деревнях - в своем простейшем виде”.

Я не случайно не делаю исчерпывающих выводов. Каждый пусть их сделает для себя сам. Горы, более, чем все остальные свободные стихии, представляют опасность для человека. Альпинизм всегда связан с риском, но он не должен ставить человека перед выбором - выжить или умереть. Страх - неотъемлемая часть активной жизни. Под активной жизнью я подразумеваю не только экстрим. Любые вершины вызывают страх. Но так в чем же суть современного альпинизма? Преодоление ограничений вне и внутри себя - может быть в этом? Но стоит ли стараться дать определение всему на свете? Ведь именно необъяснимые вещи наполняют жизнь смыслом.

Автор: Филипп Терец

Прикрепить